Подпишитесь на интересную рассылку!

Франсуа Пино

15.02.2016 4904

СЕО международного мультибрендового холдинга PPR недрогнувшей рукой распродал непрофильные активы, чтобы громче диктовать из Парижа всему миру самую высокую моду на женскую и мужскую одежду, парфюм и аксессуары.

Гламур почти не виден

Когда Франсуа Пино, отец нынешнего СЕО глобальной корпорации, входящей вместе с LVMH и Richemont в тройку мировых лидеров среди производителей предметов роскоши, основывал в 1963 году свою компанию, ничто не предвещало столь гламурного развития событий. Пино-старший, появившийся на свет в 1936 году во французской провинции Бретань, был страшно далек от парижского шика. Сын мелкого предпринимателя, торговца пиломатериалами, Пино-старший был из тех обитателей французской глубинки, кто изящнее управлялся с рубанком и топором на своем дворе, чем с вилкой и ножом на званом ужине. Таких типажей в свое время блистательно играл Жан Маре.

Пино-старший бросил школу в 16 лет. Далее – никакой науки, никаких университетов, одна лишь практика. И сейчас Пино-старший даже бравирует тем, что из всего многообразия всяческих официальных квалификационных документов у него имеются только водительские права.

Начав самостоятельную жизнь, Пино-старший взялся за собственный бизнес. Вначале в Бретани, затем в Париже. Даже в Алжир съездил. Немного заработал и наконец основал Pinault Group. Профиль компании? Да все тот же – торговля пиломате­риалами.

Вскоре он познакомился с одним молодым политиком. Не просто познакомился, но и подружился. А звали тогда еще мало кому известного политика Жак Ширак. В 1976 году именно Пино-старший отсоветовал шестому премьер-министру Пятой республики Жаку Шираку ехать на деловую встречу поездом, в котором левые террористы из группы Карлоса Шакала взорвали бомбу.

Бульдозер

Такие связи, как дружба с премьер-министром, конечно, способствуют развитию бизнеса. Но Пино-старшего никак не заподозришь в использовании административного ресурса. Ему хватало собственной деловой хватки, а также интуиции.

Незадолго до кризиса 1973 года, спровоцированного дефицитом энергоносителей, Пино-старший продал свою компанию британским инвесторам за 30 млн франков. А через год, когда рынки рухнули, выкупил ее обратно всего лишь за 5 млн франков.

Такие операции он проворачивал неоднократно. В конце 1980-х годов, после IPO, Франсуа Пино, выручив серьезные средства, взялся за интенсивную скупку бизнесов. Пока все приобретения тоже были далеки от гламура – например, Франко-африканский торговый союз (CFAO), занимающийся поставкой на Черный континент автомобилей и лекарств. Скупались в основном активы из сегмента ритейла. В 1991 году – сеть мебельных дискаунтеров Conforama. Через год – один из крупнейших парижских универмагов Printemps. Через два года – розничная сеть La Redoute и крупнейшая во Франции сеть магазинов по продаже книг, записей на электронных носителях и электроники Fnac. После этого компания получила название Pinault-Printemps-Redoute (сокращенное в 2005-м до PPR). В конечном итоге розничный сегмент Pinault-Printemps-Redoute стал крупнейшим во Франции с капитализацией примерно в $16 млрд. А ведь были еще производитель женского белья Orcanta, фармакологическая компания SCOA, скандинавское объединение доставки товаров по почте Ellos, продавцы офисного оборудования Guilbert и Niceday...

Надо сказать, что Пино-старший, получивший в 1990-е годы за свою рыночную агрессивность прозвище Бульдозер, практически всегда после присоединения к бурно растущему холдингу очередного лакомого кусочка действовал как энергичный преобразователь. Это касалось и кадровой политики, и рекламно-маркетинговой стратегии.

Не стал исключением и британский аукционный дом Christie’s, приобретенный в 1998 году. Пино-старший перестроил штаб-квартиру аукциона, имеющего более чем 200-летние традиции, в отель с бутиками. Сменил все руководство, оставив лишь президента лорда Хиндлипа. И наконец, ввел обычай проводить заседания правления – в Лондоне! – на французском языке.

Высокое искусство

К моменту покупки аукционного дома Christie’s Пино-старший превратился в заядлого коллекционера произведений искусства. Его коллекция, выставленная сейчас в венецианском палаццо Грасси, насчитывает более двух тысяч работ, среди которых произведения Пикассо, Сезанна, Мондриана, Уорхолла… Он давно дружил с Бернаром Арно, президентом и владельцем крупнейшего производителя предметов роскоши корпорации LVMH (Moёt Hennessy – Louis Vuitton S.A.), скупившей десятки всемирно известных брендов в сегменте товаров класса люкс. Наверное, имелись и другие факторы. Как бы то ни было, торговец пиломатериалами решил переквалифицироваться в гуру высокой моды.

В 1999 году компания Pinault-Printemps-Redoute выкупает 42% акций Gucci Group (которая в том же году приобретает прославленные бренды высокой моды Yves Saint Laurent и Bottega Veneta). Надо сказать, что основным держателем акций Gucci Group был как раз Бернар Арно. И он вовсе не желал уступать контроль над этой славной компанией – даже своему лучшему другу. Но Бульдозер был неудержим. В течение нескольких лет Pinault-Printemps-Redoute увеличивает свой пакет акций компании Gucci до контрольного. Для этого Пино-старший пошел на хитрость: убедил руководителей Gucci Group Доменико Де Соле и Тома Форда провести дополнительную эмиссию акций. В результате доля Бернара Арно в итальянской компании снизилась с 34 до 20%. Сейчас PPR владеет практически 100% акций Gucci Group. А PPR и LVMH – главные конкуренты на мировом гламурном рынке.

Отцы и дети

Дипломами Франсуа-Анри Пино, в отличие от отца, не обделен. Получил и профильное менеджерское образование в престижной парижской школе бизнеса НЕС. К семейному бизнесу подключился в 1987 году, заняв в компании отца позицию мене­джера по продаже пило­материалов.

Последовательно миновав несколько карьерных ступенек, освоив многие детали бизнеса, выстроенного отцом, в 36-летнем возрасте Франсуа-Анри занял пост СЕО розничной сети Fnac. Это положение его вполне устраивало: будучи, как многие представители его поколения, фанатом всяческих плееров, рекордеров, видеокамер, студийных установок и домашних кино­театров, Франсуа-Анри большую часть времени проводил в Японии, где тестировал новые высокотехнологичные гаджеты.

В 2003 году отец поставил сына во главе холдинговой компании Artemis, управляющей принадлежащими семье акциями, и одновременно ввел его в совет директоров Pinault-Printemps-Redoute. В этом качестве Пино-младший работал над завершением важнейшей сделки по окончательному приобретению Gucci Group.

У Франсуа-Анри была своя точка зрения на развитие семейного бизнеса. Необходимо, убеждал он отца, разделить люксовый и ритейлерский бизнес на две отдельные компании со своим листингом на бирже.

Отец возражал: «Хочешь разбазарить все, что собрано воедино непосильным трудом?». Сын не сдавался и продолжал периодически доказывать свою правоту во время регулярных совместных обедов в парижском ресторане L’Ami Louis.

И молодость, так сказать, взяла свое: отец уступил сыну. В 2005 году Франсуа-Анри занял должности СЕО и председателя совета директоров PPR. Отец сохранил за собой пост почетного президента.

Когда грянул кризис, Франсуа-Анри решил не выделять ритейлерский бизнес в отдельную компанию, а распродать его. Он четко обосновал свое решение и даже квалифицировал его как единственно возможное в сложившейся ситуации. «Чем быстрее мы продадим розничные сети, тем для нас будет лучше, – объяснял он свою позицию. – Ритейл – бизнес, который нельзя быстро развивать за рубежом, потому что потребителю требуется много времени, чтобы проникнуться любовью к незнакомому бренду».

Франсуа-Анри был прав: ведь даже такой супербренд мирового ритейла, как Walmart, распространи­вший франшизу по всему миру, тем не менее три четверти продаж обеспечивает себе на родине – в США. Абсолютно то же самое наблюдалось и в сетях PPR.

К тому же доходность ритейла невелика: в 2008 году сети PPR зарабатывали от 1,7 до 3,1 цента на каждый израсходованный доллар. Gucci Group давала 18,6 цента на доллар.

Менее чем за 2 года Франсуа-Анри избавился почти от всего лишнего. С молотка ушла дюжина дочерних компаний, наиболее дорогими из которых были сеть парижских универмагов Printemps (посему теперь аббревиатура PPR расшифровке не подлежит), крупнейшая розничная сеть Conforama и компания по продаже электрооборудования Rexel. Продали и большую часть акций Франко-африканского торгового союза. На данный момент в портфеле PPR осталась лишь одна непрофильная компания Fnac – та, в которой Пино-младший некогда впервые выступил в роли СЕО.

В спортивном стиле

Главный актив PPR, согласно новой стратегии, – Gucci Group, владеющая добрым десятком всемирно известных люксовых парфюмерных и фэшн-брендов. Помимо собственно Gucci, это Bottega Veneta, Yves Saint Laurent, Balenciaga, Boucheron, Sergio Rossi, Stella McCartney, Alexander McQueen и др. Кроме того, PPR принадлежит контрольный пакет акций популярного каталога одежды и аксессуаров Redcats.

Пино-младший продемонстрировал незаурядную деловую хватку, выводя компанию из кризиса. Сын своего отца, он действует решительно, порой жестко. Так, в феврале этого года он уволил СЕО Gucci Group Робера Поле и сам занял его место. Поменял и руководителей нескольких подразделений компании.

По его словам, эти кадровые перестановки необходимы для того, чтобы он мог установить прямой контакт с руководителями брендов, входящих в Gucci Group. И этот контакт отнюдь не односторонний: номер мобильного телефона Франсуа-Анри Пино известен всем топ-менеджерам и креативным директорам группы. В случае необходимости они могут связаться с шефом в любое время суток и обсудить с ним любой вопрос.

Огромные надежды на быстрый рост бизнеса Франсуа-Анри связывает с приобретенной в 2007 году за €5,3 млрд германской компанией Puma. На базе этой некогда чисто спортивной компании он реализует новую стратегию, которая становится все более эффективной на рынке одежды и обуви.

У спортивных товаров огромный потенциал для трансформации узко утилитарных вещей в предметы высокой моды и даже роскоши. Это со­здает продукту существенную добавочную стоимость. Такого рода «алогичное» превращение произошло в свое время с одеждой для пастухов – джинсами. Вот по этому образцу Пино и действует, намереваясь получать основную прибыль от производства модной спортивной одежды для массового потребителя.

На самом деле Puma и раньше сотрудничала с фэшн-дизайнерами. И Пино никакой революции в этом сегменте совершать не собирается. Однако PPR способна оказать мощную поддержку немцам за счет своих выдающихся креативных возможностей.

Эту стратегию Пино в той или иной мере распространил практически на все бренды, создав в 2010 году в PPR отделение Sport & Lifestyle. Так что роскошь станет поспортивнее. И это вполне соотносится с глобальным трендом здорового образа жизни и активного времяпрепровождения.

ЕГО СПОРТИВНАЯ РОСКОШЬ БЬЕТ ВСЕ РЕКОРДЫ ПРОДАЖ

1962

28 мая. Родился в городе Ренн, Бретань, Франция.

 1963

Пино-старший основал компанию Pinault Group, торгующую пиломатериалами.


1994

После серии слияний образовалась компания Pinault-Printemps-Redoute.


1999

Приобретя 42% акций Gucci Group, Pinault-Printemps-Redoute выходит на рынок товаров категории люкс. Gucci Group покупает бренды YSL и Bottega Veneta.

 

2003

Франсуа-Анри – СЕО Artemis,
член совета директоров Pinault-Printemps-Redoute.

 

2004

Pinault-Printemps-Redoute поднимает свою долю в Gucci Group до 99,4%.


2005

Франсуа-Анри Пино назначен СЕО и председателем совета директоров компании. Pinault-Printemps-Redoute переименована в PPR.


2007

Приобретение 62% компании Puma. Распродажа активов в сегменте ритейла.

 

2011

Франсуа-Анри занимает пост СЕО Gucci Group и производит кадровые перестановки в руководстве.


Статьи по теме

Как привлечь богатство: 6 секретов от обладателя одного из самых больших состояний Америки

В честь основателя крупнейшей в мире сталелитейной корпорации Carnegie Steel Company Эндрю Карнеги названы десятки общественных организаций и благотворительных фондов.

Сергей Викулин о Доме Raschini

Умение одеваться либо есть, либо его нет. Это врожденное, в крови. Это внутреннее чувство стиля, привитое с детства. Спросите, например, почему по-разному выглядят итальянские мужчины и российские.

Основатель Oracle Ларри Эллисон

Имя своей матери – Флоранс Спеллман – он узнал только в 48-летнем возрасте. 19-летняя девчонка отдала плод мимолетной любви своей тетке по материнской линии. Лиллиан и ее муж Луис Эллисоны усыновили новорожденного.

Вам будет интересно

iQ-form приняла участие во Всероссийском форуме «Здоровье нации - основа процветания России»

iQ-form приняла участие во Всероссийском форуме «Здоровье нации - основа процветания России», которая прошла в Гостином дворе при поддержке Министерства здравоохранения, образования, промышленности и торговли России.

Зарплатный проект. Как взять с банка по максимуму.

Когда банки говорят, что для руководства компании переводить зарплаты сотрудникам на пластиковые карты удобнее и выгоднее, чем выдавать наличными, - это правда. Без подвохов.

Инвестируем в знания: как организовать корпоративное обучение английскому языку?

Как повысить лояльность сотрудников?
Вместе с экспертами кадровой компании Coleman Services разбираемся, как сплотить коллектив в трудные времена и повысить эффективность бизнеса