Подпишитесь на интересную рассылку!

Фарфорист Матвей Кузнецов

19.05.2016 3597

Потомственный производитель дулёвского фарфора старообрядец Матвей Сидорович Кузнецов научился делать фарфор из материала исключительно русского и фактически стал монополистом на российском керамическом рынке.

Биография Матвея Кузнецова

2 августа 1846 года в деревне Ново-Харитоново у владельца трех фарфоровых заводов – в Риге, Ново-Харитонове и Дулёве – Сидора Терентьевича Кузнецова родился долгожданный наследник. Сидор Терентьевич придерживался старой веры, и дети его – три дочери и сын Матвей – получали образование дома. Ведь в школе Закон Божий учили по наставлениям еретика и раскольника Никона.

В 15 лет отец отправил Матвея в Ригу на одну из своих фарфоровых фабрик. Это была своего рода производственная практика. Там же, в Риге, Матвей обучался в коммерческом училище.

В середине XIX века для расширения и обеспечения рынков сбыта, для скорейшего получения сырья наличие неподалеку от предприятия железной дороги было жизненно важным. Вскоре после женитьбы в октябре 1865 года на Надежде Вуколовне Митюшиной, дочери богородского купца первой гильдии Вукола Лукьяновича Митюшина, Матвей решил расширить сеть фарфоровых предприятий, доста­вшихся ему от отца и деда.

Выбор пал на участок в Волчьей Поляне Харьковской губернии, в три­дцати двух верстах от Харькова и в девяти верстах от Люботина. Участок оказался очень неудачным.

Когда Терентий Кузнецов в 1834 году строил фарфоровый завод в Дулёве, время было другое. Предприятие приносило немалый доход даже при использовании исключительно гужевого транспорта (другого-то просто не существовало). Строительство железных дорог все изменило: теперь выигрывал тот, кто быстрее получал привозное сырье, быстрее доставлял товар потребителю. Удаленная от транспортных путей Волчья Поляна не давала никаких конкурентных преимуществ. Пришлось отказаться от недавно построенного предприятия и подыскивать другое место.

Матвей Кузнецов никогда не скрывал своих промахов, не стеснялся признаться в неудаче. Проанализировав ситуацию с предприятием в Волчьей Поляне, он понял: феномен единственного, уникального Дулёва в богом забытой пустоши уже не повторится. Теперь предприятия должны изначально иметь развитую инфраструктуру, находиться вблизи от рынков сбыта.

Гербовая печать

На 14-й выставке мануфактурных произведений в Петербурге в 1870 году Матвей Сидорович Кузнецов демонстрировал чрезвычайно модные в то время изделия из опака (высший сорт фаянса). И кузнецовский, и гарднеровский заводы выставили в своих павильонах сервизы на двадцать четыре персоны. Кузнецов представил продукцию двух своих предприятий – Рижского и Дулёвского. «К белизне массы и прочности глазури в этих изделиях присоединилось удачное воспроизведение форм и рисунков на манер английского опака, – писал журналист того времени. – То же стремление к изяществу в декорации лепной и живописной открывалось и в фарфоровых изделиях обоих экспонентов, признанных достойными высших наград». Высшей награды – государственного герба – был удостоен завод Гарднера, а золотой медали – продукция Кузнецова. Корниловский фарфор и фаянс Ауэрбаха получили серебряные медали.

Кузнецов все-таки добился права отмечать свою продукцию гербом Российской империи – на Политехнической выставке 1872 года в Москве. Помимо фарфоровых и фаянсовых изделий, он демонстрировал модели печей и чертежи, «относящиеся до этого производства».

Фарфорист Матвей Кузнецов

После отмены высоких таможенных тарифов в Россию хлынул поток недорогих иностранных товаров, что привело к кризису экономики. В такой ситуации новое производство на пустом месте, как делал дед Терентий, организовать было сложно. Обжегшись на молоке, Матвей Сидорович дул на воду. Тот же Терентий в свое время разработал другой бизнес-сценарий – сначала арендовал завод Сафронова, а потом купил по дешевке. Экономический кризис подсказывал Матвею то же решение. В 1870 году он покупает фаянсовый завод Ауэрбаха, преврати­вшийся впоследствии в Товарищество Кузнецова в Твери.

Предприятие подверглось кардинальной реорганизации и полному переоборудованию. Были построены специальные здания для паровой машины, котельной, слесарной, прессовой, пристройки для размола массы, пущены три паровых котла, две паровые машины. В 1885 году помимо фаянса на заводе начали выпускать и фарфоровые изделия.

Южное направление

После неудачи в Волчьей Поляне Матвей Сидорович Кузнецов не оставлял надежды покорить рынок Малороссии, расширить свои возможности на юге.

Строить фабрики Матвей Сидорович пока побаивался и потому вновь применил способ аренды готового, но кризисного предприятия. В деревне Саломаховка Валковского уезда Харьковской губернии он арендовал небольшую фаянсовую фабрику. Перестроил корпуса, модернизировал производство. На всех арендованных предприятиях Кузнецов ведет себя как антикризисный менеджер. В результате модернизации захудалая фабрика преображается просто на глазах, в несколько раз увеличивая годовой доход. В 1865-м годовой оборот не превышал 20 тыс. руб. при 65 рабочих, в 1877-м – превысил 60 тыс. руб. при 120 рабочих, то есть при удвоении количества рабочих доход увеличился в три раза. Кузнецов оборудовал завод паровой машиной, соорудил 5 горнов.

Однако в 1888 году Матвей Сидорович вернул эту фабрику хозяину – у него уже был собственный завод в поселке Буды Харьковской губернии. Кстати, вскоре после ухода Кузнецова процветающее предприятие разорилось.

Будянский фаянсовый завод был построен в 1887 году. Расположенная рядом с железной дорогой, фабрика развивалась семимильными шагами: сначала вырабатывались недорогие полуфаянсовые изделия, с 1892-го – фаянс, а с 1894-го – фарфор из «материалов исключительно русского происхождения».

В фабричном поселке построили школу и больницу. На заводе имелись телефон, телеграф и электрическое освещение. Станки, бегуны, шаровые мельницы приводила в действие паровая машина, другая обеспечивала четыре дуговых фонаря и лампы накаливания.

В цехах работало 1200 мужчин, женщин и детей. Двести человек старо­обрядцев, рабочие высочайшей квалификации, переехали из Подмосковья. Будянская фабрика, оборудованная по последнему слову техники, стала главной базой для освоения огромного рынка южных регионов Российской империи.

Высокие технологии

Знаменитый Дулёвский завод, основанный Терентием Кузнецовым, в годы правления его внука Матвея Сидоровича Кузнецова служил не только важным источником дохода, но и экспериментальной площадкой для технических, художественных, сырьевых инноваций. Все новое испытывалось здесь, а затем, в случае удачи, применялось на других заводах.

В 1859 году Дулёвский завод вырабатывал продукции на 90 тыс. руб. при 860 рабочих, в 1866-м – на 115 тыс. руб., в 1884-м эта цифра возросла до 500 тыс. руб. при 1100 рабочих, а в 1901-м – до 1 млн 685 тыс. руб. при 2335 рабочих.

В начале XX в. на заводе имелось восемь горнов для обжига посуды, 20 муфельных печей, три паровые машины мощностью 530 лошадиных сил. Дулёвский завод был самым крупным фарфоровым предприятием России и считался одним из лучших в Европе.

Фарфорист Матвей Кузнецов

На механизацию Матвей Сидорович денег не жалел, ибо понимал: лидер в производстве фарфора тот, у кого есть машины – паровые и электрические. Огромное значение для состава фарфоровой массы имела обработка использующихся в фарфоровом производстве минералов – кварца и полевого шпата. От их размола напрямую зависело качество продукции. В конце XIX – начале XX века новейшим оборудованием для подобных операций был так называемый цилиндр Альсинга. Его еще называли «ядерной мельницей». Дулёвский завод оснащался цилиндрами Альсинга. Для соблюдения оптимального размера частиц после размола использовалась система сит – Кузнецов одним из первых внедрил вибросито, работающее от электричества.

С начала XX века в Дулёве выпускают изделия с применением фото­керамики, в то время весьма непростые в изготовлении. Сделанные по новейшей технологии, такие изделия стоили дорого.

В целом на всех фабриках Кузнецова к началу XX века имелось 177 жерновов, работающих от паровых двигателей, 66 цилиндрических барабанов, 56 гидравлических прессов, 30 мешалок, 22 глиномяльные машины, 4 пластовые машины, 10 дробильных машин, 11 сеялок, 14 печатных машин, 61 горн, 170 муфельных печей, 490 точильных машинок (приводных и ножных).

Матвей Сидорович ушел из жизни 8 февраля 1911 года, оставив дело 7 сыновьям и дочери. После революции предприятия Кузнецовых нацио­нализировали. А дулёвский фарфор и по сей день славится не только в России, но и во всем мире.
В Библиотеке "Главная мысль" Вы можете прочитать уникальную книгу о великой династии "Кузнецовы. Монополисты фарфорового производства в России".


Статьи по теме

Маркетолог Джек Траут

Досконально изучив большие проблемы брендов и все виды маркетинговых боевых действий, гуру современного бизнеса Джек Траут сумел так позиционировать себя и свою компанию, что раз и навсегда выиграл битву за умы в международном деловом сообществе.

Петр Столыпин

Талантливый политик, экономист, юрист, администратор разработал уникальную для своего времени программу реформ – мощную, всеохватывающую, детально продуманную. «Дайте мне 20 спокойных лет, и вы не узнаете Россию» - обещал Столыпин. И он знал, как выполнить это обещание: с помощью разработанной им эффективной методики проведения преобразований.

Шиномонтаж Братьев Мишлен

Братья Мишлен думали, что у них скромный семейный бизнес. На самом деле они создали супербренд и транснациональную корпорацию с оборотом 15 млрд евро.

Вам будет интересно

Эволюция письменности и магия Montblanc

Записывать свои мысли на бумаге, а хранить и редактировать в цифровом пространстве: изобретение компании Montblanc идеально сочетает традиции и технологии.

Mercedes-Benz отмечает 10-летие сотрудничества с ПМЭФ

На протяжении 10 лет подряд компания АО «Мерседес-Бенц РУС» успешно сотрудничает с Петербургским международным экономическим форумом (ПМЭФ). Тем самым продолжается успешная традиция эксклюзивного автомобильного партнерства с ПМЭФ и презентации здесь новых автомобилей.

Простые правила для здоровья глаз

Здоровье глаз зависит не только от генетических факторов, но и от образа жизни и от того, насколько мы о нем заботимся. Поддерживать здоровье глаз совсем не сложно, но при этом крайне важно — нагрузка, которую испытывают органы зрения современного человека, а особенно офисного работника, огромна. Как помочь глазам в условиях серьезных нагрузок и неблагоприятных факторов окружающего мира?